Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
01.12.2008

Александро-Невское Братство (Историческая справка)


На обороте этой фотографии написано: 17 мая 2920 г. в день св. Троицы. В Ал. Нев. Лавре. Члены Приходского Совета. В центре Священномученик Митрополит Вениамин. Четвертый справа от него в верхнем ряду – Преподобномученик Лев – в то время иеромонах. Третий от правого края иеромонах Иннокентий, а пятый – иеромонах Гурий. Второй слева от Священномученика Вениамина – наместник Лавры, архимандрит Николай (Ярушевич). На его груди академический значок.

Александро-Невское братство, бывшее заметным явлением церковной жизни северной столицы в 1920-е – начале 1930-х годов, сложилось к 1 февраля 1919 г. на основе Братства по защите святынь Александро-Невской Лавры (январь 1918 г.), Александро-Невского православного трудового братства при свечном заводе (1918) и молодежного кружка, включавшего в себя монахов и мирян обоих полов (существовал с дореволюционного времени, участников объединяли просветительские беседы иеромонахов братьев Гурия и Льва (Егоровых) и имя святого Александра Невского, организованную форму кружок получил 8 марта 1918 г.). Братство было объединением людей, ревнующих о высших подвигах христианского благочестия. На протяжении четырнадцати лет оно играло заметную роль во всех важнейших событиях жизни Петроградской (затем Ленинградской) епархии, активно борясь с обновленческим расколом и противодействуя иосифлянскому разделению. Подобные братства возникали в соответствии с решением Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг., в Петроградской епархии процессом их создания активно руководил будущий священномученик митрополит Вениамин (Казанский).

Создали и возглавили Александро-Невское братство три молодых иеромонаха, каждый из которых в дальнейшем стал известным церковным деятелем – Иннокентий (Тихонов), будущий архиепископ Винницкий, Гурий (Егоров), будущий митрополит Ленинградский и Ладожский, по последней кафедре Симферопольский и Крымский, и Лев (Егоров), будущий архимандрит, новомученик. Живым руководством ко спасению для единомысленных друг другу монахов были слова апостола Иакова: "Вера без дел мертва" (Иак. 2, 26).

Принимались в братство "все желающие, уяснив, что они преданные религии люди".

Изначальные цели создания братства заключались в возрождении и развитии приходской жизни, выполнении отдельных служений по христианскому просвещению и воспитанию, в объединении людей, ревнующих о высших подвигах христианского благочестия, позже – в создании новых монашеских общин за стенами закрываемых обителей и подготовке к принятию пострига образованных молодых людей обоего пола, в условиях массовых репрессий – в подготовке кандидатов в епископат.

Деятельность братства была многоаспектна.

Основой духовной жизни членов братства были ежедневные истовые богослужения с точным соблюдением богослужебного устава, проповедью и общенародным пением.

Братство имело свои хоры, которыми первоначально руководили иеромонахи Иннокентий (Тихонов) и Гурий (Егоров).

Члены братства бескорыстно исполняли все обязанности по своему храму - пономарей, певцов, свеченосцев, чтецов и т.д.

За каждым богослужением произносилась действенная проповедь, имела место общая трапеза.



Просветительская и миссионерская деятельность:

Первоочередным делом были занятия Законом Божиим с детьми, занятия в кружках молодежи. Церковную работу с детьми возглавлял иеромонах Лев (Егоров). Братчики делали все возможное, чтобы после запрещения изучения Закона Божия в школах (Декрет об отделении церкви от государства от 19 января 1918 года), в народе не угас огонь веры. Лаврские иноки и миряне из братства вели 69 детских кружков, в которых изучался Закон Божий. Занятия проходили в основном по воскресеньям в помещениях при Крестовой Митрополичьей церкви, а также на квартирах. Детей учили церковному пению, церковно-славянскому языку, проводили для них говение и сокращенную Литургию, на которой они сами пели и читали. Дети участвовали и в крестных ходах, для чего были заведены специальные кресты, хоругви, иконы и облачения.

По воскресеньям устраивались религиозно-нравственные чтения для народа, темы которых вывешивались при входе в Лавру. Устраивались также лекции, диспуты и т.п.

Члены братства совершали паломнические поездки в монастыри Петроградской епархии, вели антисектантскую (в частности антибаптистскую, античуриковскую), а также противокатолическую работу.

Весной 1920 г. в Александро-Невском братстве возник миссионерский Сергиевский кружок под руководством М.А. Безбородова и В.И. Клочковой, действовавший главным образом среди молодежи.

К 1920 г. Александро-Невское братство имело большую библиотеку религиозных книг и предоставляло книги из нее в пользование другим братствам. В помощь миссионерской работе предположительно создавались и передвижные религиозные библиотеки для временного пользования в ближайших к Лавре домах.

В начале 1920 г. в составе братства профессор Н.М. Егоров возродил существовавший до революции богословский Златоустовский мужской кружок. По-видимому, он вошел в занимавшееся богословскими проблемами "Содружество под покровительством святого Василия Великого", председателем которого был Н.М. Егоров, а духовным руководителем о. Лев (Егоров).

На духовное совершенствование братчиков определенное воздействие оказывали находившиеся в Лавре богословские курсы, позже Богословско-пастырское училище, Богословский институт, в котором многие из них или преподавали, или учились.

Понимая, что над всеми существовавшими с дореволюционных времен монастырями нависла угроза закрытия, руководители Александро-Невского братства решили приступить к созданию новых монашеских общин за стенами обителей и подготовке к принятию пострига образованных молодых людей обоего пола. В качестве первого шага для всех имеющих личное стремление к монашеству были созданы мужской и женский кружки по изучению истории монашества и вопросов, к нему относящихся (соответственно, 18 августа 1921 г. и 16 октября 1921 г.). Первым руководителем мужского кружка был архим. Иннокентий (Тихонов), в кружок входили многие насельники Лавры. В 1922 г. его сменил иером. Гурий (Егоров), бывший также организатором женского кружка.
В Александро-Невской Лавре было создано специальное мужское общежитие с общей молитвой и трапезой.
Общежития монашеского типа для братчиц были созданы также на Конной улице, 8, 22 (по благословению архим. Гурия) и на Серафимо-Дивеевском подворье в Старом Петергофе, ныне - Ораниенбаумское шоссе, 11 (настоятель - иером. Варсонофий (Веревкин).

Монашеский мужской кружок имени Иоанна Лествичника особенно активно собирался в 1926-1928 гг., почти все из членов кружка в дальнейшем приняли монашеский постриг.

В 1926-28 гг. регулярно проводились заседания философского (мужского) кружка под руководством архим. Варлаама (Сацердотского).


Издательская деятельность:

За годы существования издавались: машинописная «Приходская хроника Скорбященской Лаврской церкви (Крестовой церкви)», «Миссионерская хроника» (В.Б. Шкловский), общебратский вестник, брошюры (Н. Красильников) и более солидные научные труды членов братства.

В частных издательствах вплоть до второй половины 1920-х гг. выпускались церковные календари. По воспоминаниям проф. Н.А. Мещерского, иеромонах, а позже епископ Иннокентий (Тихонов) "регулярно вел богослужебный отдел в православных церковных календарях; это были приложения к календарю".



Благотворительная деятельность:

Заключалась в посещении больниц, богаделен, приютов и раздачи там продовольствия, одежды, денежных пособий нуждающимся.

Действовала «больничная миссия», в которой участвовали братчицы, работавшие в больницах.

Оказывалась существенная помощь и бедным прихожанам храмов братства. В 1922 г. при Лавре на средства богомольцев Духовской и Крестовой церквей был открыт питательный пункт.



Политический Красный крест:

Забота об арестованных и осужденных по делам Церкви выражалась в материальной помощи им и духовной поддержке, которая осуществлялась как при личных свиданиях с заключенными в тюрьме, так и опосредованно. Братчицы постоянно запрашивали следователей и прокуроров о состоянии дел своих подопечных и следили за точным соблюдением властями закона.



Некоторые организационные формы деятельности братства:

общебратские моления,

общебратский годовой праздник (в ближайший воскресный день к зимнему 23 ноября / 6 декабря дню памяти св. Александра Невского),

командировки членов братства для участия в богословских дискуссиях, для ведения бесед, лекций,

издание общебратского вестника (хроники),

единый фонд общебратской взаимопомощи.



Каждый член братства имел определенное ему руководителем дело в братстве, должен был жить под руководством избранного им духовника, выполнять правила религиозно-нравственной жизни («Памятка братчику и братчице» была составлена иером. Гурием (Егоровым).



К 1920 г. Александро-Невское братстводостигло численности 70-100 человек.

Первая общебратская конференция состоялась 5 мая 1920 г. в Лавре, на ней было принято совместное решение об объединении в союз всех существующих городских братств "на почве религиозно-просветительной и благотворительной деятельности" и о создании совета.

К весне 1921 г. в общебратский союз входило уже более 10 петроградских братств, начали возникать первые братства и в других городах епархии. Вторая общебратская конференция состоялась в начале августа 1921 г.



В 1922 г. в условиях признания Лаврой обновленческого Высшего церковного управления, Александро-Невское братство, категорически отвергавшее обновленцев, не могло оставаться в стенах обители и было вынуждено уйти из Крестовой церкви. Началось время кочеваний по храмам, затем один за другим следовали аресты и ссылки руководителей («дело Спасского братства» 1924 г., «дело Епископского совета» 1925 г., «дело Богословско-пастырского училища» 1927 г. и др.) Однако братство находило новые виды и формы работы, набирало новых членов, в том числе высокообразованных молодых людей, и к 1932 г. насчитывало до 100 братчиков. Возникло несколько новых небольших общин сестер, например, на Растанной ул., 26, 8 и на Гончарной ул.



Членами братства в свое время были отцы братства:

архиепископ Винницкий Иннокентий (Тихонов, 1889-1937), организатор братства,

митрополит Ленинградский и Ладожский Гурий (Егоров, 1891-1965), по последней кафедре - Симферопольский и Крымский, организатор братства,

священномученик архимандрит Лев (Егоров, 1889-1937), организатор братства,

архимандрит Варлаам (Сацердотский) (1896-1937), возглавлял братство в 1922-1923 и в 1930-е гг.,

епископ Яранский Нектарий (Трезвинский, 1889-1937), окормлял братство в 1924 г., канонизирован РПЦЗ,

архимандрит Серафим (Суторихин, 1901-1979), руководитель кружка братской молодежи,

игумен Варсонофий (Веревкин, 1894-1939), настоятель Серафимо-Дивеевского подворья в Петергофе,

иеромонах Сергий (Ляпунов, 1901-1936), один из руководителей братства в 1928 г.



братчики и братчицы:

митрополит Ярославский и Ростовский Иоанн (Вендланд, 1909-1989),

митрополит Рижский и Латвийский Леонид (Поляков, 1913-1990),

архиепископ Пермский и Соликамский Никон (Фомичев, 1910-1995), погребен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры,

преподобный Серафим Вырицкий (Муравьев, 1866-1949),

архиепископ Ярославский и Ростовский Михей (Хархаров, 1921-2002),

игумения Серафима (Яковлева, 1898-1965) - организатор и старшая сестра общины при Серафимо-Дивеевском подворье,

монахиня Александра (Маракушина, 1874-1970),

монахиня Евгения (Помылева, 1899-1980-е гг.) – скончалась насельницей Пюхтицкого монастыря,

монахиня Макария (Костецкая, 1894-после 1938) - организатор и старшая сестра общины на Конной,

монахиня Мария (Шмидт, 1880-1953) - старшая сестра общины на Конной,

новомученица Екатерина Арская (1875-1937),

новомученица Кира Оболенская (1889-1937),

профессор Иван Павлович Щербов ( -1925) - заведующий Богословско-пастырским училищем, ректор Петроградского Богословского института; погребен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры,

Фроловский Михаил Николаевич (1895-1943),

монах Нестор (Маркович, 1861-после 1941)- профессор, ботаник, богослов и духовный писатель,

Мейер (Дмитриева) Лидия Александровна (1901-1993),

Мещерский Никита Александрович (1906-1987) - автор воспоминаний, посвященных Александро-Невскому братству (Л., 1982, рукопись),

Мудьюгина Вера Николаевна (1874-1974), мать будущего архиепископа Михаила (Мудьюгина),

Палевич Варвара Панкратовна (1869- после 1924) - организатор шествия верующих 5.06.1922 к ДПЗ с целью поддержки арестованного митр. Вениамина Петроградского.



В 1930-е гг. руководителями братства были, в отсутствие сосланных о. Иннокентия и о. Гурия, архим. Лев (Егоров) и архим. Варлаам (Сацердотский). По сохранившимся архивным документам и воспоминаниям,

разница во взглядах этих отцов заключалась прежде всего в том, что о. Лев считал необходимым в изменившихся к худшему внешних условиях готовить образованных молодых людей к принятию тайного монашеского пострига с тем, чтобы они, живя в светской среде и работая в гражданских учреждениях, боролись за Церковь и несли слово Божие в массы. О. Варлаам полагал, что по-прежнему необходимо создавать полулегальные общины сестер и братьев с уставом внутренней жизни, близким к монастырскому, и постепенным отдалением членов общин от советской действительности и светской среды вообще, он учил внутреннему благочестию и благотворительной деятельности (т.е. не призывал к мирской и миссионерской работе). Из всех братских отцов у архим. Льва «направление было наиболее светское». Среди его духовных детей имелось «много тайно монашествующих, которые не теряли светского облика и не были чужды советской действительности».



Содержание работы было, в основном, прежним. Важнейшим делом, которое в условиях нарастания безбожной пропаганды приобретало исключительное значение, считались частные занятия с детьми Законом Божиим. Собирались молодежные богословские кружки (их насчитывалось не менее пяти), поддерживалось тесное общение и взаимопомощь братчиков, осуществлялись паломнические поездки братчиков в монастыри - в Макарьевскую, Троице-Сергиеву (в Стрельне) пустыни, Кикеринскую, Нежадовскую и другие обители.

Оказывалась продуктовая помощь монастырям, главным образом, Макарьевской пустыни, материальная, вещевая, продуктовая помощь заключенным, больным и их семьям, это была практически единственная легально доступная форма церковной благотворительности.

Регулярно и организованно оказывалась помощь заключенным и ссыльным священнослужителям.



Полная трагизма и жертвенного служения Всевышнему история братства завершилась в начале 1932 г. Его судьба была предопределена развернутой кампанией массовых арестов священнослужителей и, прежде всего, монашествующих. Главный удар органы ОГПУ нанесли в так называемую «святую ночь» с 17 на 18 февраля 1932 г., когда было арестовано около 500 человек, в их числе около 40 членов Александро-Невского братства.



Следственные органы пытались сфабриковать дело влиятельной контрреволюционной организации с широкими внутрисоюзными и международными связями. В обвинительном заключении было сказано: «…доказано, что «братство» в настоящее время, как и в первые годы своего существования, являлось передовым отрядом церковной контрреволюции, указывая православной церкви пути борьбы против пролетарского государства в условиях периода социализма».

Открытого суда не было. 22 марта 1932 г. выездная комиссия Коллегии ОГПУ вынесла подсудимым приговор – от лишения права проживания в Ленинграде и Ленинградской области на 3 года до 10 лет лагерей.



Судьба осужденных в 1932 г. членов братства сложилась по-разному. Большинство братских отцов погибло в конце 1930-х гг. Некоторые из отцов выжили в заключении и даже вышли на свободу, но вскоре погибли или умерли от болезней.

Архимандрит Гурий (Егоров), единственный из руководителей братства, не погиб в период «большого террора» и в ссылке продолжал окормлять часть бывших братчиков и братчиц. Постепенно вокруг него в Ташкенте (позже, в Фергане) сложилась небольшая община его духовных детей – иеромонах Иоанн (Вендланд), монахиня Мария (Шмидт) и некоторые другие. В 1945 г. он был назначен наместником возрождавшейся Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, позднее - митрополитом Ленинградским и Ладожским. Скончался владыка Гурий в 1965 г.

Чудом выжил в лагерях несколько раз подвергавшийся арестам о. Серафим (Суторихин). Он был назначен настоятелем Георгиевского храма г. Самарканда, где и служил в сане архимандрита до своей смерти в 1979 г.



Следует отметить, что аресты все же не коснулись около 50 активных братчиков и братчиц (из них почти половина вступила в братство до 1926 г.). Оставшиеся в Ленинграде члены братства уже не собирались вместе и не занимались организованной благотворительностью, хотя в индивидуальном порядке продолжали помогать арестованным за веру, а также обучать детей Закону Божию. Они поддерживали друг друга морально и материально, старались хранить верность братским правилам и берегли память о своих погибших в лагерях духовных отцах. Последней из активных членов Александро-Невского братства скончалась 9 ноября 1993 г. в Петербурге Лидия Александровна Мейер.


Несмотря на жестокие репрессии, братские отцы все же во многом смогли воплотить в жизнь одно из своих стремлений – в условиях гонений подготовить новых молодых священнослужителей Русской Православной Церкви. Таким образом, след, оставленный Александро-Невским братством в истории Русской Церкви ХХ века, был достаточно заметным, и память о нем верующие сохранили до настоящего времени. В 2003 г. состоялось прославление в лике святых архимандрита Льва (Егорова) и двух братчиц – Екатерины Андреевны Арской и Киры Ивановны Оболенской.

Возврат к списку

Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога