Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
09.04.2009

М. В. Шкаровский "Александро-Невское братство 1918 — 1932 годы"

 Вплоть до недавнего времени сложная и трагичная история Русской Православной Церкви оставалась одной из самых малоисследованных тем отечественной историографии. Выход ряда монографий и сборников документов в 1991 — 2000 годы позволил осветить многие важные аспекты, но далеко не все. Повышенное внимание исследователей и читателей заслуженно продолжают привлекать аспекты церковной жизни 1917 —1930-х гг. — самого тяжелого и героического периода в многовековой истории Русского Православия, когда просиял целый сонм святых новомучеников. Одним из таких малоисследованных сюжетов является история существовавшего в 1918 — 1932 гг. в Петербурге Александро-Невского братства. И в минувшие века, когда на Православную Церковь обрушивались гонения, братства являлись одной из самых действенных форм ее защиты. Когда же после Октябрьской революции Россию захватила волна антицерковных репрессий и преследований, традиции прошлого возродились. Для сплочения священнослужителей и мирян в Петрограде, а затем и в других городах России стали создаваться объединения преданных делу Христову людей. И главным в северной столице сразу стало братство, образованное при Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре.
 

Без преувеличения можно констатировать, что Александро-Невское братство было уникальным явлением не только в истории Петербургской епархии, но и Русской Православной Церкви первых послереволюционных десятилетий в целом. Находясь под «дамокловым мечом» репрессий в течение всех лет своего существования, оно проявляло удивительную активность и разнообразие видов деятельности. История братства свидетельствует о том, что оно было одной из самых оптимальных форм объединения верующих в условиях безбожных гонений. Документы наглядно показывают, что Александро-Невское братство представляло собой живой, динамичный организм — конкретные виды и формы его работы и внутренней жизни неоднократно менялись с учетом изменения общественно-политических и социальных условий. В известном смысле оно представляло собой стержень жизни епархии, на протяжении четырнадцати лет играя заметную роль во всех важнейших событиях этой жизни, в частности, активно борясь с обновленческим расколом и противодействуя иосифлянскому разделению.
 

Братство было создано при Лавре из мирян (как мужчин, так и женщин) под руководством монахов, и в первое время одной из его главных функций являлась защита обители от посягательств безбожников. Затем — в 1919 — 1921 гг. — ему принадлежала центральная роль в создании и деятельности союза православных братств Петроградской епархии. Именно на него ориентировались все другие подобные объединения верующих. В эти же и последующие годы Александро-Невское братство неустанно стремилось привлечь в церковную среду представителей различных слоев интеллигенции, сблизить их с ученым монашеством, в чем и добилось заметных успехов. Братчики и братчицы имели постоянную тесную связь с возникшими после революции новыми формами духовного образования — Богословским институтом, разнообразными курсами и т. д. Но особенно крепкой эта связь была с Богословско-пастырским училищем, где члены братства составляли значительную часть учащихся и преподавателей, в том числе являлись его заведующими (профессор Иван Щербов и архимандрит Гурий (Егоров)).
 

Следует отметить также, что Александро-Невское братство в определенном смысле представляло собой звено в сети полулегальных религиозно-философских кружков и обществ, существовавшей в 1920-е годы в северной столице. Оно имело в своем составе особый философский кружок во главе с архимандритом Варлаамом (Сацердотским). Кроме того, некоторые братчики входили в состав других обществ или поддерживали с ними непосредственный контакт, прежде всего, с крупнейшей подобной организацией «Воскресенье». А архимандрит Гурий (Егоров) даже был духовным руководителем особого религиозно-философского кружка «воскресников» Б.М. Назарова.
 

Важным направлением деятельности братства являлось создание полулегальных монашеских общин в миру, а также монашеские постриги молодых людей (в том числе тайные) с целью сохранения института монашества в условиях массового закрытия существовавших ранее обителей. Первые две общины сестер были созданы осенью 1922 г., затем в конце 1920-х — начале 1930-х гг. возникло еще несколько небольших общин. Особенно активно в эти времена проводились тайные постриги. Братские отцы всегда считали одной из основных своих задач подготовку молодых образованных священнослужителей, что в условиях ограничения, а затем и полной ликвидации духовного образования позволило бы сохранить кадры духовенства, способного в будущем осуществить возрождение Церкви. Деятельность братства очень помогала сплочению верующих всех возрастов и сословий перед лицом яростных антицерковных гонений. Это было удивительно дружное сообщество людей, трудившихся ради Христа и во имя любви к ближним, где само слово «брат» понималось в его истинно евангельском смысле.
 

К 1932 г. жизнь Александро-Невского братства отнюдь не затухла, в его ряды продолжался приток образованных молодых людей — студентов, аспирантов, учащихся техникумов и т.д. Несмотря на фактически нелегальное существование, братство продолжало строжайше запрещенную советскими законами общественно-благотворительную деятельность (помощь больным, заключенным, монастырям епархии, обучение детей Закону Божию). Численность братчиков редко превышала 100 человек, но это была выдающаяся по своим духовным качествам группа верующих города на Неве.
 

Все руководители братства (архиепископ Иннокентий (Тихонов), архимандрит Лев (Егоров), архимандрит Варлаам (Сацердотский), иеромонах Вениамин (Эссен), иеромонах Сергий (Ляпунов), кроме будущего митрополита Гурия (Егорова), погибли в 1936 — 1938 гг.; почти полностью было уничтожено и первое поколение молодых монахов, принявших постриг до 1932 г., за исключением архимандрита Серафима (Суторихина). Но в основном уцелели те братчики, которые на момент разгрома еще являлись подростками. Именно из этого слоя вышли три будущих видных архиерея — митрополит Иоанн (Вендланд), митрополит Леонид (Поляков), архиепископ Никон (Фомичев), а также другие священнослужители. Семена, посеянные братскими отцами, дали свои благодатные всходы. Если бы не ужасные репрессии 1930-х гг., таких «всходов» было бы гораздо больше.
 

Даже после разгрома 1932 г. братство не исчезло полностью. При поселившемся после освобождения в 1933 г. в Средней Азии архимандрите Гурии возникла община его духовных детей — бывших братчиков и братчиц, насчитывавшая около 20 человек. Большинство из них позднее приняло монашеский постриг.
 

Несмотря на то, что со времени деятельности Александро-Невского братства прошло 70 лет, изучение его истории имеет не только научное значение. Чрезвычайно важно увековечить память невинно пострадавших за веру — расстрелянных, умученных, заключенных в лагеря и тюрьмы, отправленных в ссылку, изгнанных из мест проживания, с работы и т.д. Кроме того, сейчас, в период расцвета братского дела в России, может быть учтен и использован опыт работы ранее существовавших православных братств, в том числе одного из самых значительных из них — Александро-Невского.
 

Историография темы невелика. Специально истории братства посвящены лишь две статьи петербургского исследователя В.В. Антонова,1 написанные в основном на материалах следственных дел 1922 и 1932 гг. из архива Федеральной службы безопасности. Отдельные аспекты темы затрагиваются в книге В.П. Филимонова о св. прп. Серафиме Вырицком 2 и публикации С.А. Фирсова 3 о взаимоотношениях протоиерея Александра Введенского и ГПУ в 1922 г. Небольшие частные сюжеты также встречаются в трудах митрополитов Мануила (Лемешевского) и Иоанна (Снычева).
 

В качестве опубликованных источников при написании книги активно использовались воспоминания бывших членов Александро-Невского братства — профессора Н.А. Мещерского 4 и митрополита Иоанна (Вендланда)5, а также известного церковного историка А. Краснова-Левитина 6 и дочерей протоиерея Феодора Андреева М.Ф. Андреевой и А.Ф. Можанской.7 В основном эти воспоминания существуют в виде рукописей. Правда, работа Мещерского публиковалась в журнале «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», но в сокращенном варианте, поэтому ссылки даны на более полную рукописную версию. Воспоминания дополняет публикация писем одного из руководителей братства — архимандрита Варлаама (Сацердотского).8
 

Основные же источники были изучены в архивах Санкт-Петербурга. Прежде всего следует упомянуть около десяти групповых следственных дел, хранящихся в Архиве Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области — 1922, 1923,1924,1926, 1927, 1928 и 1932 гг. Значительную ценность также представляют материалы фонда Александро-Невской Лавры за 1918—1923 гг. в Российском государственном историческом архиве. Наконец, в работе использован обширный документальный материал Центрального государственного архива Санкт-Петербурга — наблюдательные дела по храмам, при которых существовало братство, анкеты священнослужителей, протоколы заседаний совета Александро-Невского трудового братства и т. д.
 

Издание состоит из нескольких частей: введения, исторического очерка, публикации документов, биографий братских отцов и мирян — членов братства. При публикации в тексте документов без оговорок исправлены очевидные ошибки, описки, искажения, при необходимости они оговорены в примечаниях. Заголовки документов составлены автором сборника, их даты даны по новому стилю. Тексты публикуемых материалов приведены, как правило, полностью, в отдельных оговоренных в заглавии случаях — в выдержках. Раскрываемые сокращения и конъектуры заключены в квадратные скобки. Почти все документы публикуются впервые.
Автор выражает благодарность за оказанную помощь Н.Ю. Черепениной.

1. Антонов. В.В. приходское православное братство в Петрограде (1920-е годы) // Минувшее: Исторический альманах. Вып.15. М.; СПб.; 1993. С-424-445; Его же, Александро-Невское братство и тайные монашеские общины в Петрограде // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2000. Вып.23. С-103-112.
2. Филимонов В.П. Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа. СПб., 2001
3. Фирсов С.Л. Власть и верующие: из церковной истории начала 1920-х годов. По материалам архива ФСБ по Санкт-Петербурга и Ленинградской области // Нестор. 2000. № 1. С-205-236.
4. Мещерский Н.А. На старости я сызнова живу: прошедшее проходит предо мною.. Л., 1982. Рукопись.
5. Митр.Иоанн (Вендланд). Митрополит Гурий (Егоров). Воспоминания. Ярославль, 1980-1981. Рукопись.
6. Краснов-Левитин А. Лихие годы1925-1941. Воспоминания. Париж, 1977.
7. Андреева М.Ф., Можанская А.Ф. По прочтении «Синодика». СПб., 2000. Рукопись.
8. Архим.Варлаам (Сацердотский). Письма из заточения к духовным детям /Публ.А.Воронцова// Минувшее. Вып.15. С.464-517.


 


Возврат к списку

Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога