Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
16.01.2013

ИЗБОРСКИЙ КЛУБ: ЧУДО СССР.

дальше. Времена Горбачёва, Ельцина и Путина-Медведева могут вызывать у нас отвращение, но их мы точно так же не можем "выбросить" из отечественной истории, это надо понимать. 

Мне кажется, что мы живём в исторической модели "революция—реставрация—революция", которая обычно длится десятилетиями или даже столетиями, но неизбежно выводит страну на новый уровень развития. С этой точки зрения весьма показательно, что Россия вернулась не к монархии, пусть даже конституционной, образца 1907 года, а к некоему симбиозу конституционной монархии и Февральской республики.

В 1913 году Российская империя имела 10% от промышленного потенциала США, в 1985 году Советский Союз имел уже 55%, а с учётом стран СЭВ, объединенных, по сути, в единую экономическую систему, — почти 85%. То есть за советский период развитие нашей страны шло в несколько раз быстрее, чем развитие Соединенных Штатов. Другое дело, что этими темпами еще полвека нужно было выравнивать ситуацию. Нам не хватало даже не людей, а организации труда. Китай с его полуторамиллиардным населением, используя советские организационные технологии, догнал Америку за 40 лет.

Но в послевоенной истории, соперничая с СССР, США дважды подходили к черте краха, от которого их спасали только необъяснимые обычной логикой уступки со стороны Советского Союза. Это после Вьетнама, когда мы пошли на "мирное существование" и "разрядку", и второй раз — в середине 80-х годов, когда "рейганомика" поставила Соединенные Штаты на край пропасти, и неожиданным спасением для них стал курс Горбачева на "перестройку", сразу "подкормивший" Америку советскими ресурсами и ресурсами наших союзников. Это было аналогично решению Петра III всё завоеванное кровью в Семилетней войне отдать обратно Фридриху Великому. И был бы Фридрих по-настоящему Великим без этого подарка — очень большой вопрос.

Валерий Перфилов, директор "Музея-мемориала В.И.Ленина" в Ульяновске.

Тема создания Музея СССР поднималась неоднократно. Ведь Советский Союз действительно был особой цивилизацией, которая представляет особый интерес и для нашей страны, и для всего человечества. Но, как видите, никаких практических результатов добиться не удалось. Не было поддержки ни сверху, ни снизу. Сейчас такая поддержка есть. Сегодня и власть понимает, что государству нужны духовные скрепы, и общество осознаёт, что без возврата к единству нашей истории мы будем обречены на деградацию и гибель. 

Этот процесс начался, и наш музей активно в нем участвует. Так, например, была проведена конференция "От Карамзина до Ленина: симбиряне-ульяновцы в поисках национальной идеи". Ленин — фигура планетарного масштаба, и обойти ее при осознании отечественной и мировой истории попросту нельзя. Был период его, можно сказать, обожествления. Был период его поношения и дискредитации. Но время идет, и сегодня уже 48% населения России положительно оценивают деятельность Ленина. Совсем недавно их количество было значительно меньшим, в 1995 году — меньше 30%. 

В большинстве стран мира существуют "отцы нации", которые являются её олицетворением, её символом, и посягательство на их память воспринимается равнозначно государственному преступлению. У нас отцы постоянно меняются, и наше государство остаётся такой "безотцовщиной", с которой любое "нормальное" государство вольно или невольно будет стремиться разговаривать с позиции силы. Думаю, это положение действительно ненормально, и его необходимо менять.

Александр Агеев, президент Академии прогнозирования.

Я хочу остановиться на проблеме учёта нематериальных активов, система которого существует на Западе. Там прописано, сколько стоит, например, существование свинофермы в каждой баварской деревушке или забегаловки на улице Неаполя — не само здание и оборудование, а социальная стоимость. Это включается в оценку качества жизни, позволяет привлекать кредиты, развивать "затратную" социальную сферу и так далее.

Я это говорю к тому, что нематериальные активы Советского Союза и Российской Федерации не учитывались и не учитываются никак. В отличие, например, от "серого" и "черного" секторов нашей экономики, объём которых достигает 40-50% российского ВВП. И это не только резко снижает показатель капитализации нашей экономики. Это приводит к "монетизации" здравоохранения, образования, музейного и библиотечного дела и так далее. Тем самым мы еще больше "обрезаем" наш социально-экономический потенциал. Это недопустимое преступление модели "рыночной экономики" в её российском исполнении. Его необходимо срочным образом прекратить, тем более, что мы уже вступили в ВТО, со всеми её плюсами и минусами.

Поэтому создание Музея СССР, безусловно, будет иметь не только важнейшее идеологическое значение, но и весьма ощутимый экономический эффект, который можно с достаточной точностью просчитать. Точно так же, как можно точно просчитать результаты любой страны за любой период исторического времени.

У нас в Академии прогнозирования есть большой опыт такой работы, и мы с удовольствием будем взаимодействовать с Музеем СССР по научной оценке советского периода отечественной истории. Предварительные расчёты, проведенные от эпохи Рюрика до 2012 года, четко показывают присутствие в нашем прошлом двух циклов с периодами соответственно в 80 и 400 лет — независимо от того, кто был правителем, какой был строй и так далее.

80-летний цикл — это цикл трех поколений, а наши конкуренты на Западе развиваются 60-летними циклами, поэтому у России неизбежно накапливается отставание. И мы неизбежно вынуждены совершать рывки — это наша историческая судьба, наша планида, если хотите.

Согласно этим закономерностям, мы достигли вершины государственного могущества к сентябрю 1945 года. Несмотря на все военные потери, это было так. После начался спад: сначала малозаметный из-за инерции рывка, а потом всё более и более явный.

Новый цикл начался у нас с 1998 года — тут совпадение точное, плюс-минус пять процентов. Поэтому до 2017 года мы будем раскачиваться, рыскать в поисках объединяющей цели. Каждый из нас может иметь свою собственную цель, свой собственный идеал, быть уверенным в своей правоте, но как нация мы такую цель и такой идеал пока найти не в состоянии. Но, так или иначе, в период 2016-2018 годов мы это сделаем и совершим очередной, колоссальный по силе, прорыв. 

Сегодня в такое трудно поверить, но точно так же было трудно поверить в крах Советского Союза, скажем, в середине 60-х годов ХХ века, когда смутные ощущения непорядка выливались в сумбурные пророчества психически неуравновешенных диссидентов типа Андрея Амальрика с его ставшим пророческим эссе "Доживёт ли Советский Союз до 1984 года?"

Александр Миняйло, протоиерей Русской православной церкви.

Мы работаем над теорией духовно-нравственной экономики, потому что сегодня  в преподавании экономики господствует западный "экономикс", не учитывающий множество аспектов хозяйствования человека на земле, что приводит к кризисам и гибели сотен миллионов людей.

Конечно, мы понимаем, что стране нужно переходить на шестой технологический уклад, что нужно учитывать изменение совокупного экономического потенциала общества, а не только произведенный ВВП в денежном измерении.

Но как вовлечь народ в новую экономику? Она же — по крайней мере, вначале, — будет менее выгодна, чем продажа ресурсов за рубеж. И тут возникает вопрос веры, её социально-экономического значения для общества. Советский Союз с его четвертым технологическим укладом был секулярным обществом, который обходился суррогатами веры. Пятый технологический уклад мы поэтому во многом проспали, не смогли к нему перейти. И к шестому не перейдём без задействования нематериальных активов, важнейшим из которых является вера, связь человека с Богом.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук.

В продолжающиеся четверть века национального предательства, в том числе и благодаря усилиям либеральных реформаторов, наше общество не создало новой, постсоветской идентичности, — и распадается: по этнокультурному, сословному, региональному и даже по религиозному признакам.

Похоже, именно ощущением этого и вызван пафос послания Путина, его обращение к традициям и морали, реабилитация им слова "нация".

Собирание, воссоединение людей, проживающих на случайном обломке Советского Союза, в единую нацию — условие сохранения России. Продолжение разделения окончательно уничтожит нашу страну, цивилизацию и культуру — уничтожит нас.

Хотя нации как общественные организмы складываются стихийно, история учит: их формирование, как и другие естественные процессы, можно ускорить (и наоборот). Если считать нацию осознающим себя народом, этот процесс осознания, как и самоосознание личности, можно упростить или затруднить.

Базовые, содержательные аспекты своего единства — общие ценности, образ жизни и идеологию — народ вырабатывает сам, стихийно. Но здесь наше разъединение, как ни странно, зашло недалеко: грязная и вытертая сталинская шинель еще греет. Наше общество соединило социальные, патриотические и демократические ценности в часто уродливый, но объединяющий большинство синтез.

Он нуждается лишь в артикуляции, прежде всего политической, — но ее блокировала либеральная тусовка, еще недавно контролировавшая идеологию государства, чтобы не дать возникнуть новому властному субъекту, прежде всего спросившего бы с этой тусовки за людоедские либеральные реформы и 90-х, и 2000-х.

Времена меняются, и носители этого синтеза начинают подниматься в самом правящем слое. Когда им придется взяться за выражение выработанного народом синтеза ценностей, ключевым станут технологии созидания нации.

Воспитание коллективной личности сродни воспитанию индивидуума; сознательным воспитателем может быть лишь ответственное государство. Примеров успешного созидания наций из разнородных и даже враждебных друг другу фрагментов немало. Это Германия и Италия XIX века, Швейцария, Турция, США, Австралия, Китай, отчасти Канада и наша страна (до середины 70-х).

Как и личность, нацию нельзя создать в отрыве от конкретного занятия; главный инструмент ее формирования — общее дело.

Это особенно важно для России, объединение которой вокруг крови или религии невозможно не только из-за многонациональности и мультирелигиозности, но и общей слабости национального и религиозного чувства.

Нас объединяют только общее дело и образ жизни. Именно так и складывался из разномастных племен русский народ: как едва ли не первая в мире "политическая нация" во времена, когда слов таких еще не было, а церковь только укоренялась.

Общее дело может быть лишь жизненно важным, всеобъемлющим, захватывающим все чувства и помыслы. Оно должно завершаться триумфом: успех доказывает правоту, прививает привычку к победе, воспитывает уверенность и оптимизм, а совместное экстатическое переживание дорого доставшейся победы закрепляет это.

Наиболее органично общее дело вырастает из оборонительной войны под угрозой уничтожения, но оно может быть и связанным с реализацией масштабных проектов (индустриализация, полет в космос, устранение угрозы голода или иных бед).

Советская идентичность базировалась на трех победах: Великом Октябре (скрывавшем ужас гражданской войны), победе в Великой Отечественной и полете Гагарина. Революция забылась, а полет Гагарина был чистой, светлой радостью, не превратившейся в катарсис из-за отсутствия массовых бед. Поэтому основой советского народа была страшная (до такой степени, что официальная пропаганда отрицала ее) память о войне — именно поэтому ее пытаются стереть.

Общим делом России будет, — если мы победим в близких внешних и внутренних потрясениях, — возрождение после сегодняшней гламурной разрухи, преодоление четверти века национального предательства. Тяжесть этого будет достаточной для полноценного, передающегося на поколения катарсиса.

Линкольн, еще в бытность провинциальным адвокатом, выдвинул идею "гражданской религии", объединяющей людей "поверх барьеров" религий, национальностей и культур ценностями, нужными именно обществу как целому, а не отдельной его части (пусть даже и доминирующей).

"Гражданская религия" аккумулирует общие ценности, ради которых части, образующие общество, готовы пожертвовать своим особенным. Это общая вера, ради которой верующие готовы терпеть ущемление своей религии, феминистки — мужланов, а демократы — авторитаризм. Это ценности, на которые представители тех или иных народов готовы встать, даже когда это будет означать для них признание исторической неправоты своих предков.

Это те ценности будущего, ради которых человек готов поступиться частью своего прошлого: у каждого эта часть своя, и людей объединяет в нацию это самоотречение.

В США это бизнес и свобода, в Европе комфорт, в Китае величие нации, в нашей стране — социальный прогресс.

Идея должна быть конкретизирована в объединяющий образ желаемого будущего. Без него невозможно насилие над собой, сопряженное с признанием исторической неправоты своего народа в тех или иных случаях. Примерьте на себя: каково признать русскому свое соучастие в поддержке Ельцина и уничтожении Союза? Или неправоту своих предков в гражданской войне? Каково национально ориентированному татарину признать прогрессивный характер Куликова поля и взятия Казани? Современному чеченцу — признать образ жизни собственной молодежи за пределами Чечни?

Этот болезненный список можно длить долго: такое насилие над собой возможно лишь ради общего привлекательного будущего, ради "града на холме", в котором "нет ни эллина, ни иудея".

Мы выносили его, и, несмотря на противодействие его политической артикуляции, он выражается стихийно — прежде всего крепнущим мифом о Советском Союзе как "золотом веке".

Это неважно, как называть рай: важно, что, когда общество уясняет себе его устройство, оно начинает строить его на земле — и поневоле объединяется на стройке.

Ведь это совместное воровство, как мы видим последние четверть века, разъединяет людей и атомизирует общество, а вот совместное созидание — соединяет.

Чтобы закрепить возникающее единство, нужен культ предков, — может, и не всегда правых, но отдавших свои жизни ради единства, — и без "совкового" психологического давления, отторгаемого людьми.

Необходимо формирование "ключевых точек" общей истории, обеспечивающих прочность единого самосознания. Такую свою "точку", даже созданную задним числом переосмысливанием исторических фактов, если угодно — "переписыванием истории" (примеры — корейская и вьетнамская войны для США, оборона Брестской крепости для Чечни), должно иметь каждое поколение: иначе, не скрепленное со своей страной, оно станет потерянным. Культовые места "гражданской религии" должны быть местами отдыха и релаксации, а не поклонения (которое легко становится насильственным, как в СССР). Идеал — ландшафтные парки с монументами, музеями, водоемами, возможностью свободных игр на свежем воздухе в любом месте.

Это позволяет комплексно влиять на людей пейзажем, архитектурой, музыкой и запахами (например, от растений с максимальным временем общего цветения). Близок к образцу вашингтонский Молл — парково-музейная зона между Белым домом, Капитолием и Потомаком. Московским аналогом может стать прилегающее к Кремлю Зарядье — место бывшей гостиницы "Россия".

Изложенное должно быть закреплено в системе воспитания и образования — от детского сада до повышения квалификации (прежде всего в курсах истории и литературы, закрепляющей моральные ценности общества), — и в культурной политике государства, включая госзаказ.

Формирование нации требует непреклонного размывания гетто и диаспор. Возможно, стоит вспомнить Андропова, который собирался ликвидировать национальные республики и разделить СССР на 49 равноправных областей с сохранением культурных автономий.

Конечно, прогресс меняет потребности: сейчас людей ведут не столько интересы, сколько новые ощущения и эмоции. Сенсорное голодание, болезнь начальства и заключенных, пришло в мегаполисы, — и стало фактором политики.

Нация — живой организм, и ее созидание непрерывно. Нам предстоит сделать лишь шаг на этом вечном пути: учитывая опыт, в каком-то плане нам легче, чем нашим потомкам. Если, конечно, мы победим, и они у нас будут.

Александр Дугин, заведующий кафедрой социологии международных отношений МГУ.

Идея соотнести Евразийский союз и Советский Союз — очень хорошая. Причём, на федеральном уровне она будет встречена в штыки, а на уровне региональном, на уровне Ульяновска, деликатно, дискретно — напротив, это весьма точный тактический ход, который найдет гораздо меньше противников и гораздо больше сторонников в руководстве нашей страны и сопредельных государств. Москва — это "империя", а Ульяновск — как раз то, что называется "тайной повесткой дня". 

Музей СССР — тоже прекрасная, близкая к гениальности идея, что доказывает, в том числе, характер и содержание дискуссий на нашем "круглом столе". Пока вместо осмысления советской истории мы используем штампы — неважно какие, советские или антисоветские. Или всё было прекрасно, или всё было ужасно. И эти два штампа, как Сцилла и Харибда, перекрывают нам путь вперед.

Так что идея возродить интерес к Советскому Союзу как историческому явлению через создание Музея СССР в Ульяновске — идея в высшей степени позитивная и продуктивная. И пусть при Музее или в кооперации с Музеем будет создан Институт СССР, о котором говорил Александр Андреевич Проханов.

История — никогда не факт. История — это миф. Есть миф о великом Советском Союзе, который мы вспоминаем, когда хотим оправдать наше прошлое. Это позитивный миф. С другой стороны, была бездна насилия, на котором всё это, в том числе, реально строилось. Это негативный миф. И когда мы пытаемся уйти от подобной мифологии, совместить два этих мифа, у нас ничего не получается.

Поэтому я предлагаю разбить Музей СССР на три отдела соответственно определенным историческим этапам, как три концептуальных аккорда.  Первый отдел будет посвящен послереволюционной России, до начала индустриализации и коллективизации страны, второй — условно говоря, сталинский, включая сюда и реактивный период правления Хрущева, а третий — брежневский, "застойный", с реактивным правлением Горбачева. 

Но три этих отдела должны делиться — каждый! — на два этажа. На верхнем этаже мы будем иметь дело с позитивным мифом: только положительные аспекты этой эпохи. Например — грандиозные свершения сталинской империи, когда наше государство достигло высочайшего в своей истории могущества — не территориального, поскольку после продажи Русской Америки мы невосполнимо утратили гигантские территории Нового Света — но идейного и военно-политического. А внизу — негативный миф: с красным террором, с расказачиванием, с ГУЛАГом и голодом, с поражениями и потерями нашей страны в этот период.

Чтобы люди могли знакомиться с Советским Союзом во всей его — живой! — противоречивости и многообразии. Это как ад и рай на русских иконах Страшного Суда. И где всё это происходит? Это происходит в нашем сердце прежде всего, в сердце каждого человека. Мы несём в себе возможность и свободы, и рабства, и прогресса, и упадка, и жизни вечной, и смерти. Из этого Музея СССР человек должен выходить сделавшим свой личный выбор и готовым к тому, что должное зло много лучше недолжного добра.

Очень хочу, чтобы Музей СССР состоялся.

Газета  "Завтра", выпуск № 1(998)

www.zavtra.ru


Возврат к списку

Новости ДЕЛОРУСа
Православный календарь



Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога