Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра

Формирование духовно-нравственных ценностей в сфере экономического образования

Авторы: Орлова Т.С., профессор Уральского института бизнеса им. И.А. Ильина

Подлинно духовные задатки сближают людей. В контексте социокультурного коммуникатирования мы должны признать, что наполнение человеческого общения духовным смыслом, культурным содержанием есть творение блага, а такая способность сама по себе – ценность. В традиционном философском знании человек духовный отличается от «человека естественного» (Гегель) как существо, возвысившееся над своим биологическим существованием, своей природной жизнью; это возвышение осуществляется через познавательную, нравственную и эстетическую сферы своего бытия.

В отношении к homo economicus – «экономическому человеку» эти суждения имеют самое непосредственное отношение. Дело в том, что, начиная с А. Смита, разработавшего первую модель homo economicus, и до начала XXI в., взаимное общение хозяйствующих личностей представлялось исключительно как нечто такое, что было крайне далеким от духовности в подлинном смысле этого слова. В самом деле, не от благожелательности, добросердия или честности булочника, пивовара и мясника предлагал А. Смит нам ожидать удовлетворения наших потребностей и интересов, а от их эгоизма, корыстолюбия и стяжательства [4, с.27-28]. В конце XIX – начале XX вв. американский психолог, социолог и экономист Т. Веблен также уповал в своем теоретическом моделировании «экономического человека» на инстинкты (мастерство, праздное любопытство, родительский, склонность к приобретательству, привычка и т.п.) [1, с. 191]. Совершенно иначе ставил проблему И.И. Янжул, который уповал не на эгоизм, расчет или инстинкты, а на совесть и честность. Отмечая, что экономист должен понимать этическое значение результатов, которые он обсуждает, этот выдающийся экономист начала ХХ в. прямо писал: «Ни одна из добродетелей, создающих  наиболее богатства в стране, не имеет такого крупного значения как честность» [5, с.106]. Честности, совестливости, порядочности необходимо учить и воспитывать точно так же, как и профессионализму и рациональности.
В связи с этим мы полагаем, что креативная способность к коммуникатированию должна формироваться в системе экономического образования уже с самого раннего возраста. Нельзя относить эту задачу к этапу вузовского обучения, нельзя ее игнорировать на дошкольном этапе воспитания и обучения. Ведь духовность есть целостность человеческого «Я», полноценность его бытия. Нельзя относить формирование этой полноценности на этап получения человеком высшего образования. Общение и социальное коммуникатирование детей и подростков происходит задолго до их поступления в учебные заведения, а общаются они, в том числе и как уже определившиеся хозяйствующие субъекты (потребители, посредники и т.п.). Именно поэтому способность социокультурного коммуникатирования, как способность наполнения смыслом конкретных социальных взаимосвязей представляет собой креативное свойство личности.
Экономическое образование в условиях современного глобализма переживает сложный этап собственной истории. С одной стороны, мы наблюдаем интеграцию и диверсификацию экономического образования, а с другой стороны – его дизъюнкцию и формализацию. Нарастание этой внутренней дихотомии в системе и содержании экономического образования проявляется на всех уровнях: в среднем, высшем вузовском и послевузовском (переподготовка и  повышение квалификации) звеньях.
Важным ресурсом преодоления внутренней противоречивости системы экономического образования выступает интеграция. Под интеграцией мы понимаем процесс взаимопроникновения, уплотнения, унификации знания. Процесс образования как способ обретения знания объективно детерминирован взаимопроникновением различных видов материально-производственной и общественно-политической деятельности людей, а в своих наиболее глубоких основаниях – материальным единством мира, всеобщей связью, изоморфизмом структур в качественно разнообразных объектах. В системе экономического образования осуществляется формальная и реальная интеграция знаний. Под формальной интеграцией мы понимаем обобществление процесса производства и получения (передачи) знаний, на основе которого устанавливаются взаимосвязи между разными национальными образовательными системами, формируются образовательные стандарты, общие требования к подготовке специалиста. Под реальной интеграцией в системе экономического образования понимается интегрирование самих экономических дисциплин, формирование определенного междисциплинарного образовательного поля, в котором происходит производство и передача (усвоение) знаний. Благодаря реальной интеграции формируется подлинно системное знание, многосторонне развитая духовно-нравственная личность специалиста. Благодаря формальной интеграции ускоряется добыча и обработка информации, повышается комфортность всей системы образования в целом. Путать два основных вида интеграции в системе экономического образования означало бы неизбежно выхолащивать проблему интегрированного подхода в системе современного экономического образования, упрощать и схематизировать возможности ее решения.
Решая проблему интеграции в сфере экономического образования, следует исходить из того, что любая интеграция чего-нибудь стоит только в том случае, если получаемое целостное образование и воспитание обладают новыми и более полезными качественными характеристиками, которые отсутствовали прежде. Иначе говоря, интеграция в сфере экономического образования не самоцель и не дань моде: она есть лишь способ праксиологического и аксиологического совершенствования и развития самой системы и её главного участника – будущего специалиста.
Интегративный подход предполагает, что преподавание экономических дисциплин для студентов высших учебных заведений, а также для учащихся общеобразовательных школ и профессиональных учебных заведений, должно строиться на базовых конструктах и конкретных социальных и культурных детерминантах, характеризующих жизнедеятельность того общества, в котором живет человек. Присоединение РФ к Болонской конвенции в области развития образования способствует сближению конкретных образовательных систем, но не должно вести к универсализации образовательных стандартов и требований. В противном случае будущий специалист окажется в буквальном смысле слова оторванным от своей страны, отчужденным от своего народа. Кроме того, следует помнить, что такое сближение не всегда позволяет обогащать отечественное образование, как об этом часто рассуждают люди, слабо знакомые с качеством западного образования. Чтобы не быть голословным, обратимся к М. Проктеру, который отмечает, что «университетское образование Италии отстает от ведущих европейских и мировых учебных центров» [3, с.475]. Это можно сказать и о других членах Евросоюза, по отношению к которым система российского образования в целом, а экономического в частности, выглядит даже в современных условиях куда более эффективной. Как отмечает Л. Гребнев, наше образование системно связано с воспитанием, а воспитание формирует в учащемся чувство причастности (сопричастности), патриотизма, веры в образование, ведет к тому, что люди научаются принимать решения, детерминированные не спазмами желудка или спонтанными выбросами адреналина, а социально выверенные, скоординированные и поэтому социально верные. Интересно, что в английском языке нет даже термина, адекватного русскому слову «воспитание» [2, c. 9]. А интегрирование образования, обучения и воспитания в российской системе образования выступает очевидным конкурентным преимуществом, от которого отказываться не стоит.
Постоянное реформирование и модернизация нашего российского образования, осуществляющаяся наиболее интенсивно в последние пятнадцать лет, привели лишь к нарушению органичной целостности этого интегрированного процесса, в структуре которого воспитательный компонент явно нарушен. Задача его восстановления и нового наполнения ценностными ориентирами, адекватными объективным интересам нашего общества является важным направлением дальнейшего развития социального пространства.
_____________________________________________________________
1.    Веблен Т. Теория праздного класса: Пер, с англ.-М.: Прогресс,1984.
2.    Гребнев Л.С. Российское образование в зеркале демографии // Вопросы экономики, 2003,№7.
3.    Проктор М. Международная конкуренция: Пер. с англ.-М.: Международныеотношения, 1993.
4.    Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов: Пер. с англ.-М.:Соцэкгиз,1962.
5.    Янжул И.И. Экономическое значение личности // Янжул И.И. Избранные произведения. М.: Наука, 2005.



Орлова Т.С., профессор Уральского института бизнеса им. И.А. Ильина



Возврат к списку материалов

Новости ДЕЛОРУСа
Православный календарь



Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога